Термез

-х гг. XX в. были проведены реставрационные работы, а в 80-х гг. был восстановлен декор главного мавзолея.

Мемориально-культовый комплекс Султан Саодат (XIII-XIV вв.)

 

Мемориально-культовый комплекс Султан Садат (XIII-XIVBB.) — фамильная усыпальница термезских сейидов. Под её фундаментом нет более древних построек.Сохранившаяся до наших дней группа разновременных мавзолеев из жженного кирпича своими главными фасадами образовала длинный двор. С запада на главной оси он замыкается ниболее древним мавзолеем, на востоке — монументальной дарваза-ханой (главный вход не сохранился.) Через дорогу от дарваза-ханы располагалась ханака, а к западу — сырцовые здания — чилля-хана.

Первоначальное ядро ансамбля — оригинальное здание, состоящее из двух помещений, перекрытых куполами и объединенных сводчатым айваном. В боковых стенах айвана располагаются входы в северное помещение гур-ханы (мавзолей) и южное — зиярат-хану. Часть айвана, обращенная к востоку, образует главный фасад сооружения. Он решен парадно. Его центральную часть занимал высокий портал, а в крыльях устроены симметричные плоские арочные ниши. Фасад декорирован парным кирпичом со вставками резных «бантиков», покрытых бирюзовой глазурью. Здесь также использованы кладка в «ёлку», ленты фигурных резных кирпичиков, геометрические и растительные мотивы. Оконные проемы когда-то прикрывались ганчевыми решетками. Зиярат-хана гораздо скромнее. Стены сложены из кирпича парной кладкой. В центре западной стены располагается небольшая михрабная ниша. Купола помещений опираются на восьмигранник арок.Ныне все пространство гур-ханы занято однотипными прямоугольными надгробиями, поэтому в научной литературе принято называть это помещение мавзолеем. Во второйполовине XIV — XV вв. здесь проводились строительные работы. В XIX в. здания постепенно разрушаются.

Ханака Кырк-Кыз (от VI до XI вв.)

«Кырк кыз» (буквально, «сорок девушек»), в мифологиях тюркоязычных народов Средней Азии — праведницы, которых Аллах по их просьбе превратил в камень (в других вариантах мифа — скрыл в скалах), чтобы спасти от преследователей — «неверных».

В давние времена, когда степные просторы бороздили кочевые племена, наравне с мужчинами с оружием в руках воевали и женщины. Девушки лихо скакали на лошадях, метко стреляли из лука, умеючи бросали топорики, отважно бились на саблях, смело вступали в единоборство с противником. Они были объединены в отряды из сорока девушек, и во главе «Кырк Кыз» стояла самая мужественная, опытная и искусно владеющая оружием воительница. Эти отряды могли объединяться, и вырастало целое войско, которое представляло мощную и опасную силу для врага. Девушки исправно несли караульную службу, не было равных им в разведке. Отряды «Кырк Кыз» отлично вели дозор в крепостях, об этом свидетельствуют исторические факты. Отряды «Кырк Кыз» были в войсках Амира Темура. Если воительницы выходили замуж, они уходили из отряда, их заменяли другие девушки.

Ханака Кырк-Кыз (от VI до XI вв.). О времени возведения у ученых нет единого мнения, поэтому даты указаны ориентировочно. Это здание располагалось в западной части Термеза и представляло собой квадратное здание (54×54 м), фланкированное на углах мощными башнями.

Сейчас развалины Кырк-Кыза, окруженные полями, напоминают неприступный замок. Но это впечатление обманчивое. Здание внутри четко распланировано. Центральный зал (11×11 м) предназначался для дервишских радений. Анфилады входных помещений делят сооружение на 4 самостоятельных блока. Два из них, северные, имеют по пять комнат.

Во втором блоке два помещения и трапезная, о чем говорят находки археологов: обломки тандыров, коса (глубокие тарелки), очаги для приготовления пищи. Помещения и залы здания двухцветные, их высота независимо от площади достигает 7 метров. Помещения Кырк-Кыз были перекрыты арками и куполами различных конструкций.

Здание построено из сырцового кирпича с примесью самана. Жженый кирпич был использован частично в арочных перекрытиях. Использовали дерево как арматуру, а также в оконных проемах. Интерьер декорирован очень скромно.

Здесь в Сурхандарьинской области близ города Термез археологами были найдены буддийские монастыри, которые в свое время привлекали к себе множество паломников, о чем свидетельствуют многочисленные надписи, сделанные письмом кхарошти и брахми.

Сейчас эти буддийские святыни представляют собой оплывшие развалины, остатки былого великолепия. Но по ним можно воссоздать далекую эпоху. Один из крупнейших центров буддизма располагался на городище Старый Термез. В настоящее время в округе этого городища зафиксированы 4 буддийских культовых сооружения. Но, помимо этого, в разных частях городища и его окрестностях найдены и продолжают появляться многочисленные фрагменты каменных архитектурных деталей, украшавших буддийские памятники.

По мнению ученых, в середине I в.н.э. в северо-восточной части пригорода кушанского Термеза началось широкое строительство буддийских культовых объектов. На северо-западе во II-VI веках — буддийский культовый центр Каратепа; на севере — храмово-монастырский комплекс Фаязтепа, действовавший с I по IV век; на востоке, на Безымянном холме, были найдены фрагменты буддийской скульптуры; еще дальше на восток — ступа, известная как «башня Зурмала». Вероятно, тогда же был возведен акведук, остатки которого сохранились в виде вала, на окраине городища.

 

Буддийский культовый центр Каратепа (II-IV вв. н.э.)

 Буддийский культовый центр Каратепа (в переводе с узбекского «Черный холм») занимает площадь около 7 гектаров и расположенна трехчастной возвышенности песчаника, где в свое время располагались десятки монастырских и храмовых комплексов. Центр состоял из комплекса самостоятельных построек, куда входили и наземно-пещерные (западная и южные вершины Каратепа) и наземные (северная вершина) сооружения. Наземно-пещерные сооружения состояли из наземных построек, сложенных из сырцового кирпича на площадках, подрубленных в склонах холмов, и пещер, вырубленных в песчанике. Археологи обнаружили лестницы мя располагались десятки монастырских и храмовых комплексов. Центр состоял из комплекса самостоятельных построек, куда входили и наземно-пещерные (западная и южные вершины Каратепа) и наземные (северная вершина) сооружения. Наземно-пещерные сооружения состояли из наземных построек, сложенных из сырцового кирпича на площадках, подрубленных в склонах холмов, и пещер, вырубленных в песчанике. Археологи обнаружили лестницы в наземных помещениях, что свидетельствовало о существовании вторых этажей.

Благодаря данным эпиграфики, которые встречались среди надписей на керамике в разных контекстах, неоднократно упоминается термин «вихара» — монастырь, ученые считают, что наземно-пещерные сооружения Каратепа -это монастыри.

Ступы на Каратепе сооружались из глины, покрывались каменной облицовкой, а сверху наносилось изображение Будды, людей, животных, священных символов. Такой способ возведения ступ был принят почти во всей Центральной Азии, бедной камнем и деревом, но богатой таким строительным материалом, как глина. Из глины делалась и скульптура — изображения Будды, его учеников и почитателей. Лишь изредка изображения высекались из известняка. Найденные немногочисленные фрагменты дают основание считать, что на Каратепе существовала и каменная скульптура Будды.

В храмах и монастырях присутствует неповторимый образ Будды. На Каратепе сохранился фрагмент настенной живописи, нанесенной клеевыми красками на глиняную основу, где Будда восседает в позе дхьяны, на нем красная тога. Фреска полустерта, но это не мешает восприятию её гармонии и красоты. Как бы из полу-небытия проступает спокойный и ласковый лик — как примета спасения, как победа над объятым пламенем миром

 

Буддийский храмовый комплекс Фаязтепа (I-III вв. н.э.)

Храмовый комплекс Фаяз-тепа — отстоит от стен древней Тармиты всего на один километр, занимая вытянутую площадку 117 на 34 метра между берегом Амударьи и древним караванным путем. Храм представляет собой девятнадцать отдельных помещений с широкими перекрытиями и глубокими нишами в стенах. Здесь археологи обнаружили изумительную по красоте статую Будды с двумя монахами, ныне украшающую экспозицию музея истории Узбекистана в Ташкенте. На Фаяз-тепе учеными было сделано множество уникальных находок: фигуры бодхисатв, монахов и мирян, местных божеств и царей, идущих на поклон к Будде.

Справа над храмом возвышается небольшая ступа с идеально круглым куполом и крестообразным фундаментом, внутри которой спрятана симметричная ей, но меньшая по размерам – всего 2, 8 метров в диаметре. Она датируется первым веком нашей эры. Судя по остаткам насыпи, святилище снабжалось водой из Амударьи, поступавшей по акведуку протяженностью два с половиной километра.

По предположению ученых, строившиеся в разное время каратепинские монастыри на определенном этапе (II — III вв.н.э.) существовали синхронно. Богато украшенные скульптурой и настенной живописью, населенные учеными монахами, читавшими проповеди и проводившими различные ритуалы, каратепинские монастыри производили на современников впечатление большого буддийского культового центра. Вероятно, одной из частей этого центра был монастырь Фаязтепа. В отличие от каратепинских сооружений большой наземный монастырь был возведен единовременно в середине — во второй половине I века н.э. Он имеет четкую прямоугольную планировку (размеры 117 х 34 м) с точно выделенной трехчастной структурой.

Памятник Фаязтепа был назван в честь директора Сурхандарьинского областного краеведческого музея Р. Ф. Фаязова, который оказал большую помощь археологам в 1968 году, когда были начаты здесь раскопки. Данные археологических раскопок показали, что на Фаязтепа прослеживается вся эволюция в изображении Будды, начиная с символического и заканчивая портретным.

Завершающим этапом большой археологической работы, проводившейся в храмовом комплексе «Фаязтепа» в течение сорока лет, стало открытие здесь научного центра по его изучению.

А началось все в 1968 году, когданеподалеку от развалин старого Термеза была найдена уникальная скульптура. Эта находка и положила начало многолетним исследовательским работам местности, именуемой «Фаязтепа», где былобнаружен старый буддийский храм-монастырь Вихара, относящийся к I – III векам н. э. и расположенный на северо-западе старого Термеза. Памятник старины, раскинувшийся на 1, 5 тысячи квадратных метров, состоит из таких монументальных частей, как храм, монастырь и хозяйственные постройки.

В основной части храма, где стены украшены разнообразными рисунками, сохранился памятник Будде (Бодхисатва). Уверенный и властный образ, где проступает античная ясность и благородство мысли. Будда находится в позе медитации, и его лицо спокойно, отрешено.

В монастыре жили монахи, о чем свидетельствуют обнаруженные здесь кельи, а также учебные комнаты. Кроме того, здесь найдены места проживания паломников и другие помещения. В хозяйственной же части расположено 15 комнат, где сохранились остатки земельных печей. За годы независимости на территории комплекса «Фаязтепа» были выполнены работы исторической важности. Раскопки здесь проводились экспедиционной группой во главе с ученым-археологом Эдвардом Ртвеладзе.

С 2002 года комплекс «Фаязтепа» Министерством по делам культуры и спорта Республики Узбекистан, представительством ЮНЕСКО в Республике Узбекистан и фондом «Траст» из Японии определен памятником истории старого Термеза. Для его консервации и частичной реставрации был выделен грант. А в 2004 – 2006 годах после выполнения реставрационных работ комплекс «Фаязтепа» превратился в музей под открытым небом.

Джаркурганский минарет (1108-1109)

Джаркурганский минарет находится в 60 км от Термеза, Джаркурганский район, кишлак Минор.

Минарет принадлежал большой соборной мечети, выложенной из жженого кирпича, руины которой отмечены еще в 1879 году Ф. Н. Жуковым и зафиксированы художником Н. Н. Каразиным. Остатки мечети, а также верхняя часть минарета позднее были разобраны местными жителями на кирпичи. Судя по рисунку и по отсутствию следов примыкания, минарет стоял изолированно от мечети. Высота его была значительно больше, имелось второе звено, очевидно, некогда увенчанное фонарем. Надпись в прямоугольнике на одном из ребер ствола сообщает имя строителя «Али сын Мухаммеда из Серахса». Дата на цоколе — 502 г.х. (1108/09 гг.), прочитанная В. А. Шишкиным, отнесена им ко времени сооружения минарета.

По мнению М. Е. Массона, дата читается несколько иначе — 503 г.х. (1110 г.) и лишь утверждает проект постройки его эмиром Султаном Санджаром, титулы которого приведены далее в сохранившейся надписи. Минарет, несмотря на утрату первоначальной высоты, отклонение вертикальной оси на 1, 5 — 2, 5 (по Шишкину), и сейчас создает образ законченного архитектурного сооружения. Его отличает гофрированая форма тела ствола: 16 сомкнутых полуколонн основаны на высоком восьмигранном цоколе и связаны в верхней сохранившейся части горизонтальным поясом эпиграфического орнамента.

Под поясом «гофры» соединенных стрельчатыми арочками, а спускаясь к основанию, несколько отступают друг от друга. Каждая грань цоколя заключает вверху по прямоугольному панно с куфической надписью и на уровне земли по стройной нишке полого-стрельчатого очертания на фоне местами сохранившейся рельефной узорной кладки. Ниша юго-западной грани открывала вход на лестницу минарета, ныне заложенный. Богатая декоративность сооружения, одновременно создающая ощущение мягкости и изящества, достигается рисунком фигурной кирпичной кладки в «елку». Кирпич жженый, квадратный, размером в цоколе 27-28х4 см, 10 р.+10 ш.=64 см на ганчевом растворе.

Фундамент глубокого заложения, выложен из жженого кирпича на известковом растворе, смешенном с камышовой золой. Высота минарета в настоящее время 21,6 м, диаметр на этой высоте 4,1 м, в основании над цоколем — около 5,4 м. К 70-м годам XIX в. относится первая иллюстрация минарета — зарисовка Н. Н. Каразина, в 1902 г. — первая фотофиксация Б. Н. Кастальского. Впервые памятник обмерен и обследован в 1927 году Б. Н. Засыпкиным. Тогда же В. Л. Вяткин прочел надпись, содержащую имя строителя. В 1938 г. в составе ТАКЭ В. А. Шишкин при участии Г. А. Пугаченковой дополнительно исследовал минарет (чтение надписей, выявление цокольной части и конструкций фундамента). В 1948 г. под руководством В. П. Петрова на памятнике проведены укрепительные работы, А. К. Лазарев сделал детальные обмеры (материалы хранятся в архиве ГУОП).

Будийская ступа Зурмала

Среди археологических памятников Сурхандарьинской области хорошо известна буддийская ступа Зурмала (или башня Зурмала). Находится она к юго-востоку от городища Старого Термеза, на обочине дороги, ведущей в областной центр. Руины башни давно привлекали внимание археологов. Еще в 1926 году они высказали предположение, что это ничто иное как буддийская ступа. Детальное обследование, проведенное полвека спустя, подтвердило, что это культовое строение, относящееся к эпохе расцвета Кушанского царства.

Башня сильно пострадала от времени, но тем не менее, она производит внушительное впечатление. Выложена она из сырцового квадратного кирпича со стороной около 33 сантиметров. Все кирпичи имеют характерное клеймо в виде черты и двух ямок. Археологам известно, что такие кирпичи использовались в Бактрии только в кушанское время, то есть в начале III в. нашей эры. Позже их сменили кирпичи прямоугольной формы. Ученые подсчитали, что на возведение ступы потребовалось почти 1200000 таких кирпичей. Сплошной массив из сырцового кирпича имеет в верхней части небольшую камеру для реликвий.

Подножием башне служила платформа площадью 22х16 метров, ориентированная по сторонам света. Цилиндрическое тело ступы диаметром 14 с половиной метров возвышается на 13 метров над основанием. Причем ясно виден переход кирпичной кладки к сферическому завершению. При археологических обследованиях было установлено, что платформа ступы была облицована мергелистым известняком. У подножия ступы археологам удалось найти несколько каменных блоков и профилированных тяг. Исследователи установили, что для облицовки ступы применялся также жженый кирпич, осколки которого до сих пор можно найти вокруг башни Зурмала. Пока неизвестно, была эта ступа частью несохранившегося храмового комплекса или самостоятельным сооружением.

Ступа является одним из самых главных и древних буддийских символов. Наиболее древние ступы, а к ним относится и башня Зурмала, представляли собой сложенные из кирпича и камня полусферы. Их облик восходил к древнейшим погребальным холмам – курганам и символизировал «паринирвану» – смерть Будды и его захоронение. Кстати, само слово ступа на санскрите буквально означает куча земли или камней.

Ступа воздвигалась на основании, по верху которого устраивался обход. Еще одно важное назначение ступы – хранилище буддийских реликвий. В первые столетия после смерти Будды в ящик кубической формы – своеобразный реликварий, так называемый божий дом, укладывали прядь волос с головы Будды, лоскут ткани от его одежды, частицу его нетленных мощей. Позднее в качестве реликвий хранили драгоценные металлы и камни, зерна – символы бога и божественной силы. Реликварий ставился на вершину ступы. Над ним возвышался стрежень, увенчанный убывающими кверху зонтиками.

Зонтик – символ знатности происхождения человека – понятен в Индии каждому. Как известно, Сидхарта Гаутама, основатель учения, получивший прозвание Будда – «просветленный», был сыном князя северо-восточной Индии. А поскольку Будда воспринимался верующими не только как духовный наставник, но и как царь богов и Вселенной, то на ступу в честь верховной власти Учителя помещали несколько зонтиков. Любопытно, что древнейший символ намогильного кургана с зонтиками через несколько столетий трансформировался в странах юго-восточной Азии в архитектурную форму пагоды, или ступы, увенчанной шпилем. Стержень и зонтики на ступе, естественно, не сохранились, однако настенные рисунки из пещерного буддийского храма Каратепа, расположенного рядом, на городище Старого Термеза, позволяют судить о конструкции бактрийских ступ. Как правило, это ступенчатая трехъярусная башня с купольным завершением, на верхушке которой водружен стержень с «зонтиками почета». Исходя из анализа пропорций ступы, археологи пришли к заключению, что первоначальный облик башни Зурмалы был близок к этим изображениям.

Ступа близ Старого Термеза была первой буддийской постройкой, открытой на территории Средней Азии. Ныне их насчитывается около сорока, и два десятка буддийских памятников находятся на территории Узбекистана.

 

Городище Дальверзинтепе

Ещё много тайн хранит регион Центральной Азии о протекающей здесь жизни в далёкие времена, культуре народов, их быте. Античные города — особый пласт в изучении страниц истории, к которой повышенный интерес со стороны исследователей, туристов, гостей региона.

Одним из таких объектов особого посещения является городище Дальверзинтепе, которое расположено в Шурчинском районе, Сурхандарьинского вилоята. Раскопки и изучение Дальверзинтепе начались в 30-е годы прошлого столетия археологическим отрядом АН УзССР под руководством Л. И. Альбаума. В своих записях Л. И. Альбаум говорит следующее: «Городище Дальверзинтепе, судя по нескольким плохо сохранившимся монетам и небольшим фрагментам керамики, существовало до VI-VII вв., хотя в своей основе оно, несомненно, более древнее — отдельные фрагменты керамики можно отнести к кушанскому времени…». Археологическая экспедиция 1959-1960 гг. подтвердили тот факт, что Дальверзинтепе был главным городом региона в античное время. Начало его восходит к I в. до н.э., расцвет проходится на эпоху Кушан, упадок — на IV-V вв. Новое частичное возрождение Дальверзинтепе наступает в VI-VII вв., гибель — после завоевания его арабами. Одновременно в VI-VII вв. в 15 километрах от Дальверзинтепе к северо-востоку возникает новый город-столица средневекового Чаганиана. После работ в 1960 г. археологов В. А. Нельсона и А. В. Шукурова появляется топографический план Дальверзинтепе, тогда же расчистили захоронение в его городской стене. В 1961 г. археологами отряда Л.И. Альбаума вскрыли две комнаты древнего дома.

Городище Дальверзинтепе расположено в плодородной долине между хребтами Байсунтау и Бабатага. Земледелие с помощью орошения здесь началось уже во II тысячелетии до н.э. В первой-второй трети I тысячелетия до н.э. здесь уже формируется цивилизация городского типа. Процесс этот усиливается после вхождения Бактрии в состав государства Ахеменидов (VI-IV вв. до н.э.). Бактрийские города в ту пору были пунктами жизни местной администрации, чиновников и знати, военных чинов и воинских соединений, которые отвечали за сбор налогов, за спокойствие границ, за порядок в городе. Быстрая урбанизация и расцвет городской культуры того времени был связан и с походами Александра Македонского. Идеальным памятником городской культуры античной Бактрии является Дальверзинтепе.

В наши дни Дальверзинтепе в своих контурах выглядит так: наиболее возвышенная его часть — южный отдел 170-200 метров в поперечнике, называется Вышгородом, который охвачен подковой рва, в который подавалась вода в город. С севера город имеет прямоугольную форму 650х500 метров. Город охвачен по периметру рвом и валами стен с возвышающимися на расстоянии 30-40 метров башнями. Городские ворота расположены в месте понижения рельефа в юго-восточной части Нижнего города на стыке его с Вышгородом, что было, очевидно, важным для защиты города. За стенами городища структура построек нарастает к центру. Северо-восток Дальверзинтепе был занят могилами мусульманского кладбища. Пространство внутри стен Нижнего города были заполнены плотной застройкой. В некоторых участках имеются глубокие впадины, видимо, места городских водоёмов-хаузов. При раскопках южной части городища был открыт крупный городской квартал, в котором ремесленники занимались производством керамики, где были гончарные печи и небольшой храм. При обследовании загородной зоны за северным рвом были обнаружены остатки культовых и мемориальных памятников, было найдено буддийское святилище. Об этом позволяют судить найденные фигурки Будды и окружающих его гениев и дэватов буддийского пантеона, а также возжигание возле этой скульптурной композиции огня. Открытие буддийского святилища на Дальверзинтепе имеет важное значение, это является показателем распространения буддизма в северных областях кушанского царства в I веке нашей эры.

Здесь также было обнаружено одиночное погребение в саркофаге.

С восточной стороны были обнаружены гончарная печь и следы небольшой усадьбы, винодельня.

За время экспедиций в район городища Дальверзинтепе было обнаружено множество разнообразных памятников искусства: скульптуры, живописи, ювелирных изделий, терракоты. Большой интерес среди находок представляют фигурки музыкантов, которые говорят о музыкальных пристрастиях народов того времени. Среди музыкальных инструментов того времени узнаваема короткая лютня. В позе музыканта (игра сидя) можно увидеть традиции эллинической Греции. Терракотовая фигурка музыканта дает представление о бактрийской арфе — инструменте «небесной музыки», особо почитаемой на Среднем Востоке.

Не только найденные предметы, но и легенды и сказы дают представление о городище Дальверзинтепе, которая гласит, что на этом месте был цветущий город. Правил им мудрый царь Даль (Заль), который обладал даром волшебника, но он исповедовал язычество. И была у царя единственная дочь. В ту пору во главе арабского войска в долину Сурхана пришёл пророк Али, племянник Мухаммеда. Мчался он, юный и прекрасный, на своем коне Дульдуле, одерживая одну победу за другой. Уже он захватил Термез и подступал к Дальверзину — городу Даля. Но взять его оказалось непросто. Высоки были стены, и неприступен был ров, заполненный водой. Пробовали воины Али отвести или перекрыть воду, но вода вновь заполняла ров. Тогда Али пустился на хитрость. Зная, что у царя есть дочь, знал он, и сколь велико любопытство женщины. Напротив крепости, где был царский дворец с балконами, из которого иногда выглядывала женская фигура, врыл он столбы и натянул канаты. Али стал ходить по канатам, как искусный канатоходец. Разглядела царевна, как хорош канатоходец — этот статный воин. И послал тогда Али записку на стреле с признаниями любви к царевне. Девушка ответила признанием, о чем написала на плоде граната, брошенному в сторону рва юноше. Так началась переписка. В одной из записок спросил юноша, почему не уходит вода изо рва. Тогда влюблённая девушка поведала тайну о том, что в 60 километрах севернее Дальверзина есть водоворот, от которого вода уходит в подпочвенный слой и достигает рва — нужно лишь его перекрыть.

Али немедленно послал туда отряд сподвижников, они перекрыли воду в источнике. Как вода во рву иссякла, ринулись воины Али штурмовать крепостные стены. Ворвались в город и — о, удивление! Ни одного человека они не увидели там, а увидели только животных. Понял Али, что это колдовство царя Даля, который обратил жителей города в животных, приказал всех крупных перебить, понимая, что среди крупных животных сам царь. Мелкое зверьё кинулось убегать через разбитые стены города. Вошел Али во дворец, и бросилась к нему в объятия царевна, которая уговорила царя не менять её облик. Узнала царевна, что все животные перебиты, что её отец в виде паршивой собачонки убежал в Гузар.

Гузар в то время был хорошо укреплённым городом, проросшим вокруг камышами. «Но это не беда, — сказала царевна — надо только поджечь камыши с подветренной стороны, пламя откроет путь войску, которое сможет взять город». Так и сделал Али. А потом велел отрубить царевне голову, понимая, что если она смогла предать родного отца, то и предаст при случае его. А когда Али захватил Гузар, сам убил царя Даля, после чего установил в Сурхандарье и Кашкадарье мусульманскую веру. Дальверзин с тех пор навсегда был покинут — никто не решался селиться в этом месте, так как здесь было пролито много крови. И превратился он в городище — тепе. При всей чисто сказочной форме повествования в легенде много правдоподобного о Дальверзинтепе, о том, что это был могущественный, укрепленный город, о том, что гибель его наступила с приходом арабов.

Несомненно, вышеизложенный материал интересен туристам и гостям городища Дальверзинтепе, которые, путешествуя по этим местам, найдут для себя много нового и интересного. Откроют много нового в познании жизни и быте людей, в проникновении и влиянии культур, которое происходило в миграции народов и во многом другом.

Ремонт санузла под ключ nst-mos.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*