Самарканд

Самарканд-2750 лет

Одним из титулов Ходжа Ахрара был «Хазрат-и Имам». От него пошли 3 главные ветви «накшбандия»: Центрально- Азиатская, Западно-Турецкая Индийская.

В XVI веке Надир-Диван беги (1630-1631) приказал построить здесь медресе и мечеть. В данное время мемориальный комплекс Ходжа Ахрара включает медресе, летнюю и зимнюю мечеть, колонный айван и маленький минарет, построенный в 1909 году.

Медресе Надир Диванбеги, Самарканд Медресе Надир-Диван беги называют «зеркалом Шер-Дора». Памятник дошел до нас в сильно разрушенном виде: южный наружный портал его был накренен от оси на один метр и грозил упасть, кровля и своды худжр растрескались от времени и влаги, верх порталов полностью был разрушен и т.д. Последние следы облицовки в верхней части входного восточного портала исчезли в ходе производства укрепительного ремонта 1910-1913 гг. Верхняя часть портала была попросту разобрана и укреплена обычными кирпичами…

Для восстановления внешнего вида медресе был изучен труд самаркандского ученого XIX в. Абутахирходжи «Самария», где медресе Надир Диванбеги называлось «Шердори-Берун» (Берун — внешнее, расположенное за чертой города). Отсюда, естественно, и вывод, что в каких-то элементах декора оно совпадало со своим городским «прототипом». Правда, Абутахирходжа не раскрывал (может быть, не считал нужным), на чем была основана эта аналогия в названии.

В фондах архива Санкт-Петербургского Эрмитажа были обнаружены несколько фотографий медресе Надир Диванбеги, сделанных еще в 1870 г. Была среди них и фотография входного восточного портала, на тимпане которого различимы фрагменты сцены охоты со львами и оленями. Правда, в отличие от Шер-Дора, здесь отсутствовало изображение солнца: вместо него был растительный орнамент.

 

Тщательное, кропотливое изучение черно-белой фотографии прошлого века, моделирование по фрагментам целого позволили реставраторам восстановить тимпан входного портала медресе Надир Диванбеги в первозданном виде. И еще об одной важной находке исследователей и реставраторов. На другой фотографии 1870 г. была выявлена над дверью одной из ниш арабская надпись, запечатлевшая имя Ходжа-Хашим. Так звали одного из мастеров, принимавших участие в возведении этого здания.

И вот теперь перед любителями старины — самаркандцами и многочисленными туристами — памятник предстает в своей первозданной красоте и великолепии: изображенная на нем сцена во многом напоминает живописную сцену на тимпане портала медресе Шер-Дор на площади Регистан.

Мечеть Биби-Ханым 

Мечеть Биби ХанымИз крупных построек того времени осталось лишь четыре: фрагменты дворца Ак-Сарай и усыпальницы Амира Темура, мавзолея — комплекса Дорусиадат в Шахрисабзе, мавзолей мистика — суфия Ходжа Ахмада Яссави в г.Туркестане и руины соборной мечети в столичном Самарканде, известной под названием мечети Биби Ханым, которой суждено было стать самой грандиозной мечетью на мусульманском Востоке.

С холма Афросиаб перед взором путешественника раскрывается панорама древнего города с обширным базаром, за которым виднеется памятник XIV-XV вв. — мечеть Биби-Ханым. Соборная мечеть занимала особое место в жизни средневекового города. Это было здание большого общественного значения, воплошавшее в себе феодальную власть государства и религии.

Мечеть Биби-Ханым (в переводе «Старшая жена», по одной из легенд, она строилась старшей женой Темура, Сарай-Мульк-Ханум) по другому называлась — пятничная мечеть Самарканда, куда приходили тысячи мужчин-мусульман. В действительности мечеть построена в 1399-1404 г. по приказу Амира Темура после возвращения из индийского похода. Это был период, когда в архитектуре Средней Азии сложился монументальный парадный стиль, направления которого соответствуют известному высказыванию Амира Темура: «Если ты сомневаешься в нашем величии, взгляни на наши постройки». Мечеть была построена за короткий срок — за пять лет. В строительстве принимали участие талантливые местные мастера, а также каменотесы из Азербайджана, Фарса, Хорасана, Индостана. Для облегчения тяжелых работ использовались 99 слонов из Индии.

Это грандиозное сооружение, раскинувшееся на площади 167 х 109 м высоким стройным порталом высотой в 36 метров и шириной 46 метров, просторным двором площадью 54 х 76 м, монументальной главной мечетью, стоявшей на центральной оси комплекса. Высота и ширина главного зала мечети 41 м. С пролетом портала 18 м. По периметру двора проходила галерея из 480 мраморных колонн и опор и легкие малые мечети. Здания возведены из кирпича 27х27х5 см на ганче. Украшали вход в мечеть двухстворчатые семисплавные ворота, резные мраморные плиты и богатейшая облицовка.

Мраморный пюпитр для священного Корана гигантских размеров В центре двора до сих пор стоит изготовленный при Улугбеке мраморный пюпитр для священного Корана гигантских размеров. По краям двора высились минареты, о которых один из историков Темура писал: «Минарет вознес свою главу в сторону неба и возглас: «Поистине дела наши указывают на нас»». О куполе мечети уже в то время писали: «Купол ее был бы единственным, если бы Млечный путь не был бы ей парой».

К востоку от мечети, через дорогу, в Гузарском переулке, находится оригинальный памятник — восьмигранный столбообразный мавзолей Биби Ханым со склепом. У этого здания нет главного фасада; оно видимо, было пристроено к медресе Биби Ханым.

Отделка мавзолея свидетельствует об одновременности его строительства с мечетью. В просторном склепе на полу установлены мраморные саркофаги. При вскрытии их в 1941 г. обнаружены останки двух других женщин среднего возраста в богатых одеждах. Не исключено, что одна из них и была Сарай Муль Ханым. До наших дней о постройке мечети Биби-Ханым сохранилась в народе поэтическая легенда.

Красавица Биби-Ханым, жена Тимура, задумала удивить и порадовать супруга. Когда повелитель отсутствовал, находясь в одном из многочисленных военных походов, она созвала во дворец лучших строителей и мастеров Самарканда и предложила им воздвигнуть здание. К работе приступили немедленно. Быстро вырастали стены.

Между тем в Самарканд пришло известие о скором возвращении Тимура. Биби Ханым рвала и метала. Тогда зодчий поставил условие «Мечеть будет воздвигнута в срок, но… ты, царица, подаришь мне поцелуй».

Царица негодовала: «Я подарю тебе любую из моих рабынь, по твоему выбору. Почему ты смотришь только на меня? Посмотри на эти крашенные яйца, они из разных цветов и нисколько не похожи друг на друга, но если их разбить, то разве они чем-либо различаются? Таковы и мы, женщины».

Но зодчий настаивал: «Я отвечу тебе. Вот два одинаковых бокала. Один из них я наполню прозрачной водой, другой белым вином. И теперь они похожи друг на друга, но если я притронусь к ним губами, то один меня обожжет расплавленным огнем, а другого я и не почувствую. Такова любовь».

Темур приближался к Самарканду. Досаде Биби Ханым не было предела. Так долго лелеянный сюрприз повелителю оказался под угрозой. К тому же, как гласит легенда, зодчий был молод и красив. И она соглашается. В последнее мгновение она попыталась заслониться ладонью. Но поцелуй был столь страстен, что жар его проник сквозь руку красавицы и оставил на ее щеке пунцовое пятно.

Спустя всего лишь несколько дней Темур вступил в город. Перед его взором поднялись купола и минареты, удивляя своим великолепием. Но радость его была омрачена. Увидев на лице Биби Ханым след поцелуя, он впал в ярость. Биби Ханым призналась во всем. По велению «Железного хромца» стражники бросились разыскивать зодчего. Спасаясь от преследований, он со своим учеником поднялся на минарет мечети.

А когда стражники взбежали по бесчисленным ступенькам за ними наверх, они нашли лишь одного ученика. «Где архитектор?» — спросили они. — «Учитель сделал себе крылья и улетел в Мешед», — ответил тот. Такова легенда.

Мавзолей пророка Даниила (Мазар Ходжи Данияра) 

Мавзолей Ходжи ДанияраНа северной стороне холма Афрасиаб, рядом с целебным источником, у старой стены находится мавзолей Ходжи Данияра. Согласно легендам, Ходжа-Данияр был сподвижником родственника Пророка Кусам ибн Аббаса в распространении ислама. Также сохранилось предание, что Ходжа Данияр — это коранический и библейский пророк Данияр (Даниил), чьи останки были привезены сюда Амиром Темуром.

Пророк Даниил почитается тремя мировыми религиями. Он один из четырёх великих израильских пророков в иудаизме.

Пророк Даниил был из знатного рода и являлся потомком Царя Соломона. Он жил в 4-5 веке до н.э. При завоевании Навуходоносором Иерусалима в 660 году до Р.Х. юный Даниил вместе с другими иудеями попал в вавилонский плен. Там 15-летнего Даниила и других самых способных юношей определили в школу для подготовки к службе при царском дворе.

После окончания занятий Даниил с тремя друзьями был определен на службу при царском дворе и здесь оставался в звании придворного сановника во все время царствования Навуходоносором и его пяти приемников. После покорения Вавилона он стал советником царей Дария и Кира персидского.

Бог наделил Даниила способностью понимать значение видений и снов, и эту способность он проявил, объяснив Навуходоносору два его сна, которые сильно смутили царя.

Подробностей о деятельности пророка Даниила в течении 7 лет царствования трех приемников Навуходоносора не сохранилось. В своей книге пророк Даниил записал несколько пророческих видений, относящихся к концу мира и ко второму пришествию Христову. По своему содержанию его книга имеет много общего с откровением Евангелиста Иоанна Богослова.

Мавзолей Ходжи ДанияраПри Дарии Мидийском Даниил занял важный правительственный пост. Завидуя Даниилу, языческие вельможи оклеветали его перед Дарием и добились, чтобы Даниила бросили на съедение львам. Но Бог сохранил пророка невредимым. Разобрав дело, Дарий повелел клеветников Даниила повергнуть этой же казни, и львы моментально растерзали их. Немного спустя Даниил получил откровение о 70 седьминах, в котором указано время первого пришествия Мессии и основания его Царства.

В царствовании Кира Даниил остался в том же придворном звании. Не без его участия в 536 году царь Кир издал указ об освобождении евреев из плена. Согласно преданию пророк Даниил показал Киру предсказание о нем в книге пророка Исании, который жил лет двести до этого. Пораженный этим пророчеством, царь признал над собою власть Иеговы и повелел евреям построить в честь него храм в Иерусалиме. При этом царь был снова спасен от смерти, которая ему угрожала за умерщвление дракона, обоготворявшегося язычниками.

В третий год царствования Кира в Вавилоне Даниил удостоился получить откровение о дальнейшей судьбе народа Божия и четырех языческих империй. Его пророческая книга состоит из 14 глав.

История указывает на два места захоронения Святого Даниила — сам Вавилон и город Сузы (в настоящее время город Шустер). Считается, что Тимур перевёз часть останков Даниила, а именно его руку, в Самарканд. Согласно преданию, лошадь, перевозившая останки, остановилась на этом месте и не желала двигаться дальше. От удара ее копыта вдруг забил целебный родник. Тогда Темур отдал приказ захоронить мощи святого именно здесь. Мавзолей Ходжи ДанияраЗатем спустя годы могила вдруг начала расти, достигнув в длину 17 метров. В связи с этим в прошлом его гробница периодически достраивалась и удлинялась, в начале XX в. над святым погребением был сооружен мавзолей с цепочкой куполов.

По другой версии, в конце XIV века в течение 7 лет Амир Темур не мог завоевать город Масул (в Иране — Сузы). И тогда ему сказали, что там захоронен Святой Даниил (603-531 гг. до н.э.). В Самарканде в то время были застойные времена (у народа были деньги, но на них нечего было купить). Темуру сказали: там, где захоронен Святой Даниил, все и всегда будет в изобилии. Тамерлан решил поклониться Святому Даниилу и взять у него благословение, чтобы перевезти его прах в Самарканд. После чего он завоевал г

Над местом захоронения был построен прекрасный по своей красоте Мавзолей, который перестроили в начале XX века. Рядом с Мавзолеем расположен водный источник с невероятно вкусной водой, которая является святой и каждый, кто захочет ступить к мавзолею, должен испить этой воды и омыть открытые места. Говорят, чтовода из этого источника исцеляет не только тело, но и душу. За этой водой люди приезжают со всей Средней Азии. Само место просто покоряет своим покоем и красотой, особенно в тёплое время года, когда здесь много зелени и в нескольких метрах от источника по реке Сиаб плавают лебеди.

Место является объектом паломничества, как местных жителей, так и приезжающих со всего мира. В 1996 году, прибывший в Самарканд, Патриарх Всея Руси Алексий II навестил Мавзолей и освятил его. Говорят, что после освящения, близ Мавзолея снова зацвело фисташковое дерево, считавшееся засохшим. Как говорят местные жители можно загадать желания и завязать ленточку на этом древе и оно обязательно сбудется.

Любопытный факт — многие паломники, прибывшие в это, святое для ортодоксальных религий, место, используют зороастрийские традиции — обращаются с молитвой к останкам Святого и повязывают тряпочки на растущие рядом деревья.

На сегодняшний день Мавзолей Пророка Даниила, помимо Самарканда, можно встретить в Мосуле (Ирак), Иерусалиме (Израиль), Сузах (Израиль), Стамбуле (Турция).

 Городище Афросиаб

В XI-XIII вв. Самарканд стал столицей государства западных Караханидов и был окружен новыми защитными стенами Начало Самарканда относится к VIII — VII векам до н.э. На площади более 200 га возникает городище, которое носит имя легендарного туранского царя Афрасиаба. С севера и востока оно было защищено обрывами речных протоков, с юга и запада город имел глубокие овраги. Высокая массивная стена с внутренними коридорами и башнями оберегала его во времена господства Ахеменидов.

Многие учёные считают, что Афрасиаб был древней согдийской столицей, знаменитой Маракандой.

Ныне Афросиаб — огромное скопление безжизненных холмов. Но в далеком прошлом здесь кипела жизнь. Именно этим и объясняется пристальный интерес ученых к городищу Афросиаб.

Афросиаб Первые монументальные кладки крепостных стен городища относятся еще к VII-VI векам до н.э. У подножья цитадели издревле лежали городские кварталы с жилищами горожан, храмами, водоемами и торговыми площадями.

В середине VI в. до н.э. Согдиана вошла в состав персидской империи Ахеменидов, просуществовавшей до IV в. до н.э. и сокрушенной армией Александра Македонского. Его поход на Восток на несколько лет был задержан восстанием согдийцев, подавляя которое, Александр разрушил Мараканду. Возрождение Согдианы произошло при Селевкидах.

До первой половины II в. до н.э. Согдиана была частью Греко-Бактрийского царства, а позже входила в конфедерацию княжеств Кангюй.

В первом тысячелетии н.э. Самарканд был одним из наиболее сильных княжеств Согда, прославленного успехами согдийцев в организации караванной торговли на Великом шелковом пути в IV-VIII вв.

В V-VI вв. Согд признал власть эфталитов, а в VI-VII вв. — Тюркского каганата.

В 30-е годы VII в. Согд подчинился Китайской династии Тан.

С середины VII в. конфедерацию княжеств Согда возглавил правитель Самарканда, носивший титул ишхида.

Стены парадного зала украшены высокохудожественной росписью… В дворцовом комплексе города, расположенном в одном из кварталов VII — VIII вв. нашей эры, были обнаружены знаменитые на весь мир настенные росписи, выполненные талантливейшими самаркандскими живописцами. Стены парадного зала украшены высокохудожественной росписью, выполненной клеевыми красками по глиняной штукатурке.

Уникальные жанровые картины, росписи располагаются на стенах в три яруса. Яркими красками изобразили сцены величественного шествия мужчин, несущих богатые дары и одетых в праздничные нарядные костюмы, движение к храму столицы, сцены борьбы и охоты, изображение водного царства. Обнаруженные настенные росписи в оригинале сегодня представлены в музее «Афросиаб».

Афросиаб В IX-X вв. Самарканд становится одним из главных культурных центров исламского Востока и первой столицей династии Саманидов. В западной части Афрасиаба обнаружены следы саманидского дворца с резными панелями.

В IX-X вв. площадь внутренней части города достигает 220 га. К югу от него размещался пригород с базарами, мечетями, банями и караван-сараями. Город имел свинцовый водопровод. Широкое развитие получило производство китайской бумаги, вдоль Сиаба возникло множество мастерских, использовавших энергию водяных мельниц.

Афросиаб В XI-XIII вв. Самарканд стал столицей государства западных Караханидов и был окружен новыми защитными стенами. В цитадели был возведен дворец Караханидов. Культовое значение приобрело погребение Кусама ибн Аббаса, над которым возведен мавзолей.

В начале XIII в. Хорезмшах Мухаммад захватил Самарканд и на месте караханидского дворца возвел новый дворец, украшенный росписями. Но государство Хорезмшахов пало под ударом монголов, и после короткой осады Самарканд был захвачен Чингиз-ханом. Город сильно пострадал в период межчингизидских войн второй половины XIII в., что привело к полному запустению городища на Афрасиабе.

 

Мавзолей Ак-Сарай

Отсутствие исторических данных делает постройку несколько загадочной. Предполагают, что мавзолей мог служить фамильной усыпальницей для потомков Тимуридов по мужской линии. Она была воздвигнута в 70-х гг. XV в., когда погребения заполнили Гур-Эмир и прилежащие к нему помещения, по заказу темуридского правителя Абу Сайда (1451-1468/9). В 1457 г. Абу-Саид захватил Хорасан и перенес свою столицу в Герат. В 1468/9 г. Абу-Саид погиб в битве с туркменами в Азербайджане. Мавзолей имеет подземный восьмигранный склеп. У его восточной стены в специальной нише погребен обезглавленный человек. По одной из версий — это захоронение сына Улугбека Абдуллатифа (1449-1450), казненного после свержения с трона за убийство отца.

Внешне Ак-Сарай кажется непривлекательным — лишен декора, купол остался недостроенным. Чувствуется какая-то незавершенность. Однако с точки зрения архитектурного строительства он является уникальным — здесь использовались новые технические конструкции и приемы.

Внутреннее убранство не соответствует внешнему виду — стены, паруса и купол покрывает орнаментальная живопись, исполненная в технике «кундаль» с обильным применением золота. Рельефность, золото, обширная гамма цветовой тональности в окраске пышных растительных узоров напоминают богатые ковровые ткани.

 

Мавзолей Гур-Эмир

 

Гур Эмир (в переводе — могила эмира, повелителя, т.е. Темура) — место, где похоронены Амир Темур, его сыновья и внуки. Первоначально мавзолей предназначался лишь для внука Темура, Мухаммед Султана, который умер молодым в 1403 году, во время военного похода. Темур потрясенный смертью любимого внука, в котором он видел наследника престола, распорядился возвести мавзолей на территории ансамбля царевича Мухаммеда Султана. Он был его внуком от старшего сына Джехангира и замещал Тимура в его отсутствие, считаясь его преемником на троне.

Кровавый завоеватель народов Азии, «Железный хромец» — Темур был несчастлив в своем потомстве и горячо переживал потерю старшего сына Джехангира и внука от него. Этот ансамбль, включающий медресе и ханако был объединен квадратным четырех — айванным двором с высокими стенами, четырьмя угловыми минаретами и порталом. Портал украшен в технике резной наборной мозаики.

Виртуозные узоры выполнены мастером Мухаммадом-ибн-Махмудом Исфахани. Восстановлены на высоту человеческого роста стены дворика, подняты несколькими рядами кладки стен худжры медресе. Во время реставрационных работ по фотографиям и обмерным чертежам, сделанным в XIX веке, в 1996 году к 660-летию Амира Темура Сохибкирона, восстановлены два минарета. Композиция мавзолея Гур Эмир выдержана в схеме, ставшей в Маверанахре традиционный: призма основания, цилиндрический барабан, купол. Но много и нового внесли мастера: призма основания — восмигранная, необычная для монументальной архитектуры Средней Азии, уникален по форме внешний купол, увенчанный золотым навершием — кубба.

Высота купола 12.5 м., диаметр в основании — 15 м. Однако купол не кажется таким громоздким. Это достигается благодаря тому, что он разделен на грани, плавно переходящие к барабану. Бирюзовая полива придает ему особенно нарядный вид на фоне ярко-голубого неба Самарканда.

Композиция мавзолея отличается монументальностью, которую определяют не только крупные размеры, нои красота объемных форм. Впечатление монументальности, торжественности усиливает декор: восьмигранная призма основания отчеркнута по низу мраморной панелью, над ней крупный орнамент, выложенный глазурованными плитами на фоне обоженного кирпича; огромные, почти трехметровые надписи опоясывают барабан; жгуты купола облицованы голубыми плитками.

Для интерьера мавзолея также характерны монументальность, стройность пропорций. Высота интерьера 23 м., длина стен четверика — 10 м. Соотношение длины, высоты стен и всей высоты помещения 1х1, 1х2х3. Для того, чтоб увеличить пространство, строители ввели ниши, придававшие интерьеру крестообразный план. В декоре интерьера мавзолея нашли отражение характерные для рубежа XIV — XV вв. композиционные приемы, сплошное декоративное покрытие, насыщенность узорами и цветом, роскошь. Четко ограниченные полосами надписи имеют свою орнаментальную композицию; панель, плоскость стен, ярус тромпов, внутренний купол, принцип размещения декора присущи архитектуре Средней Азии рассматриваемого периода.

Высокая панель из зеленоватого оникса была некогда покрыта орнаментальной росписью синим и золотом. Красочная роспись и позолота украшали мраморные плиты поясов над панелью. На стенах — громадные панно с крупным звездчатым гирихом. Для убранства купола и яруса парусов были применены рельефы из папье-маше, покрытые золотом и мелким цветочным орнаментом. Интерьер украшали деревянные двери с прекрасной тонкой резьбой и инкрустацией перламутром и серебром, цветные узорчатые витражи в окнах из красного, голубого, фиолетового, зеленого, желтого стекла. Представление о том, каким было убранство мавзолея вскоре после окончания строительства дополняет описание историка Ибн Арабшаха: «На могилу Темура были положены его одежды, по стенам были размещены предметы его вооружения и утвари, все было украшено драгоценными камнями и позолотой… С потолка, подобно звездам на небе, свисали золотые и серебряные люстры, одна из таких люстр весила 49999 мискалей. Пол был покрыт шелковыми и бархатными коврами…» В 1409 году, посетивший могилу своего отца Шахрух приказал передать в казну находившиеся в мавзолее предметы одежды, утвари и вооружения.

С великолепием интерьера прекрасно сочетается мраморная решетка с разнообразным орнаментом и каменные надгробия — декоративные намогильники. В Гур-Эмире особенно наглядно представлен «секрет» творческого метода средневекового зодчества; в основе проекта здесь лежали пропорции квадрата главного зала, определив все остальные размеры здания.

В 1425 году было установлено надгробие Темура из темно-зеленого нефрита, вывезенного из Моголистана во время похода Улугбека.

Как предполагают исследователи, строительство, продолженное Улугбеком, осталось незавершенным. По его приказу была построена галерея для входа в мавзолей, сохранившаяся до наших дней. В 1447 году по распоряжению Улугбека из Герата было перевезено тело Шахруха, сына Темура. В ногах у Темура надгробие Улугбека. Самое большое надгробие принадлежит духовному наставнику Темура — Мир-Сейиду Береке. Не установлено, кому принадлежат два малых надгробия и надгробие, которое находится за решеткой. По мысли Темура, грандиозность архитектурных форм должна была внушить представление о величии погребенных в Гур-Эмире лиц. И на самом деле, по мнению искусствоведов, «памятник этот, как, может быть, никакое погребальное сооружение Средней Азии, порождает высокие помыслы о величии человеческих дел».

Мавзолей Гур Эмир — это памятник нового стилистического направления, которое к концу XIV в. сложилось в Самарканде на базе объединенных творческих усилий мастеров Средней Азии и других стран на Востоке. Начатые в 1951 году реставрационные работы были возобновлены в 90-е годы в связи с юбилеем Амира Темура. Дополнены ониксовые панели, позолота, росписи. С потолка, как и в прошлом, свисает роскошная люстра. А в склепе под полом мавзолея, оформленном очень скупо, находятся захоронения, расположенные в том же порядке, что и декоративные намогильники.

В июне 1941 года по решению правительства Узбекистана были проведены исследования ученых по вскрытию склепа мавзолея Гур-Эмир. Вскрытия показали, что в мавзолее действительно погребены Темур, Улугбек, Шахрух, Мираншах и Мухаммед-Султан. Антрополог — реставратор М.М.Герасимов воссоздал по черепам скульптурные портреты Темуридов.

Останки Темура и Мухаммед-Султана находились в деревянных гробах, все остальные захоронения производились непосредственно в саркофагах. Гроб Темура сделан из арочного дерева. А обряде захоронения использовался метод бальзамирования. Захоронение Улугбека свидетельствует о том, что он был убит и похоронен как шахид, в одежде, в которой его застала смерть, что полностью соответствует предписанию шариата. «..Каждый плывет до назначенного ему срока», — строки из примечаний надписи на могильной плите ученого.

Величие и легкость архитектурных линий и форм, богатство разноцветной мозаики, монументальность и стройность пропорций, расписное декоративное покрытие интерьера сделали мавзолей Гур-Эмир уникальным памятником среднеазиатского зодчества.

Мавзолей Рухабад

Арабский путешественник Ибн Баттута свидетельствовал о том, что в 40-е годы XIV века главой мусульман Пекина был шейх из Средней Азии Бурхан ад-Дин Сагарджи, которого Ибн Баттута встречал в Индии. Когда шейх Сагарджи скончался, его сын Абу Саид перевез тело отца в Самарканд, как завещал покойный, и захоронил рядом с погребением самаркандского шейха Басира. Сам Абу Саид остался в Самарканде и стал одним из видных и почитаемых мусульманских деятелей при дворе Амира Темура, по велению которого над могилой шейха Бурхан ад-Дина Сагарджи был возведён мавзолей, который получил название Рухабад, что значит «Обитатель духа».

Мавзолей Рухабад В этом мавзолее захоронены и сыновья шейха Абу Саид, Шейхзода Исом ад-дин и другие члены семьи Сагарджи, в частности «китайская принцесса» — супруга шейха. Существует легенда, в которой говорится, что под куполом мавзолея находится коробка с семью волосами Пророка Мухаммада. Рядом с мавзолеем Рухабад расположена летняя мечеть, в оформлении которой просматриваются восточно-турецкие и китайские мотивы.

Говорят также, что великий Тимур очень почитал этого святого и, когда проезжал верхом мимо его мавзолея, всегда сходил с коня и шел пешком.

Мавзолей Рухабад заметно выделяется на фоне монументальных и ярких средневековых памятников Самарканда своей аскетичностью и компактностью. Здесь вы не увидите пестрой облицовочной мозаики и роскошных орнаментов — все предельно просто и строго.

Мавзолей Магзум-бобо

Мавзолей Магзум-бобо, построенный предположительно в XIX веке, расположен на южной оконечности городища Афросиаб, вблизи мечети Хазрати-Хизр.

Магзум-бобо родился в конце XVIII в. в городе Фергане и прожил 97 лет. Когда ему было 12 лет, он мечтал попасть в Самарканд. Он приходил в Самарканд и даже некоторое время жил там возле мечети Хазрати-Хизр.

После смерти Магзум-бобо его останки привезли и захоронили около мечети Хазрати-Хизр.

Главный вход мавзолея ориентирован на юго-восток и выходит на нынешнюю улицу Ташкентская. Здание двухкамерное и состоит из квадратной в плане гурханы (усыпальницы) и прямоугольной чилляхоны (специальная келья). Эти два помещения сообщаются между собой через арочный проем, устроенный в центре разделительной стены. Каждое из двух помещений перекрыто самостоятельным куполом. Пространство гурханы приподнято над пространством чилляхоны за счет четверика, на котором возведен купол. Переход от четверика к восьмерику и к куполу осуществлен ярусно-парусным методом.

Главный (южный) фасад выделен входным порталом и оконным проемом над дверной перемычкой. Арочный оконный проем восточного фасада обрамлен «порталом», уровень которого немного ниже портала главного фасада. Единственным декоративным элементом северного фасада является арочный проем, устроенный в центре стены гурхоны под четвериком купола.

Западная стена мавзолея прорезана двумя вертикальными проемами, служащими для проветривания.

Материал сооружения — жженый квадратный мусульманский кирпич на водоустойчивом растворе.

Мазар Чупан-ата

Мазар Чупан-ата (XV в.), расположенный к северо-востоку от Самарканда, был построен в честь мифического святого «отца пастухов», чей культ издавна был популярен в народе, особенно среди скотоводов. Это не надмогильное сооружение. По своей архитектуре — это мавзолей, хотя археологические вскрытия не обнаружили в нем ни погребения, ни склепа. Мазар венчает скалистую вершину и виден из любой точки города.

Архитектура памятника — небольшое помещение, перекрытое внутренним куполом. Имеется также второй наружный купол. По цветовому решению внешнего декора мазар отличался двуединой гармонией — бирюзовый купол сливался с синевой неба, а массив основания, лишенный облицовок — с цветом лёссовой почвы у его подножия, как бы подтверждая принцип связи «земля — небо».

Мемориальный комплекс Имам аль-Бухари

Расположен он в 12 км от Самарканда. Когда-то, здесь у могилы Мухаммада ибн Исмаила Бухари была построена мечеть.

Сам Имам аль-Бухари родился в IX веке в Бухаре, но умер и похоронен был под Самаркандом в 870 г. Он с детства пристрастился к хадисам, неутомимо собирал и записывал предания, многие из которых в последствии были внесены в «Шариат». Имам собрал и упорядочил 7275 хадисов.

В XVI в. над его могилой был возведен небольшой мавзолей, рядом была построена мечеть и посажены чинары. В 1998 г. в связи с празднованием 1225 годовщины со дня рождения Имама на месте древнего мавзолея был возведен мемориальный комплекс.

Архитектурное решение современного комплекса площадью в 10 гектаров основано на использовании национальных традиций. Комплекс состоит из мавзолея, мечети, административного здания и других сооружений, построенных по периметру внутреннего двора. На центральной оси комплекса расположен мавзолей Имама аль-Бухари. Это сооружение в форме куба увенчано семнадцатиметровым куполом.

Дверь с правой стороны мавзолея ведет вниз к дахме — месту поклонения. Справа под отделанной светло-голубым ониксом саганой верхнего этажа находится могила аль-Бухари, покрытая мрамором. С левой стороны внутреннего двора расположена мечеть, площадь которой позволяет одновременно молиться 1500 верующим.

Стены оформлены светло-зелеными, голубыми, белыми и глазурованными плитками, мрамором, ониксом и гранитом; полы украшены гирихом; в отделке также широко использован ганч. Купол изнутри украшен красочным орнаментом.

У михрабной ниши висит Киева — материя Каабы, подаренная Узбекистану королем Саудовской Аравии.

За мавзолеем расположен образовательный центр (дорус-Хадис), где изучаются науки о Хадисах. Мемориальный комплекс является также местом мусульманских богослужений и сохранения священной гробницы. Надо отметить, что посещение этого святого места у мусульман приравнивается к малому хаджу. Ведь не зря в народе говорят: «Если Мекка — сердце мусульманского мира, то Самарканд — его голова!».

Мечеть Махдуми Хоразми

Мечеть Махдуми Хоразми связана с именем Хусайн Хоразмий. Он в 1517 году решил паломничать и переехал в Самарканд. Самаркандское духовенство попросило его остаться, и он привез свою семью из Хоразма в Самарканд. Он купил дом вблизи Регистана и остался там жить. Это место стали называть кварталом Мяхтуиш Хоразми, и название сохранилось по сей день.

Мечеть Махдуми Хоразми была построена на средства Вози Нуритдин Аълам мастерами Абдугани Латифовым и Абдузахидом в XIX веке.

Во дворе мечети был хауз, построено несколько худжр (комнат) и сделано несколько захоронений. Минарет мечети не сохранился.

Сам Махдумий Хоразми захоронен в Шоме, куда он поехал на паломничество. Имамом мечети Махдуми Хоразми был Бобоханов.

Во дворе мечети и вокруг хауза росли фруктовые деревья. В мечети располагался детсад №25.

После благоустроительных работ мечеть используется по назначению.

 

 

Мечеть Хазрет-Хызр

 

 

При въезде в город по улице, ведущей из аэропорта, поневоле обращают на себя внимание соседствующие с шоссе бурые холмы. Это и есть легендарный Афросиаб — город, который процветал здесь почти 1000 лет назад

В самом южном конце Афросиаба, на самом оживленном месте, у ворот (Аханин) при въезде в город, как будто благословляя каждого входящего, расположена мечеть, носящая имя Хазрет-Хызра — легендарного исламского святого и вечного странника. По поверью мусульман считалось, если кому-либо встретится Хизр, тот человек станет богатым. Если он обратит взор на поля, на сад, на город, то значит обилие всего обеспечено, уверяют поклонники Хазрата.

По преданию, в древности от этой мечети начиналось мистическое шествие к мозару Шахи-Зинда, который скрыл от преследователей кафиров (неверных) Хазрати Хизра в глубоком колодце, где тот до сих пор живет в подземных райских кущах. Культ хранителя «живой воды» — Хизра уходит в домусульманские времена и неслучайно мечеть путешествующих находится в самом оживленном месте Самарканда.

По преданиям, арабы, захватив город, решили затопить древнюю крепость — калу, перекрыв плотиной канал Арзис. Но вдруг прилетела белая птица. Воины халифата разбежались в страхе, а птица бросилась на плотину и разрушила ее. После этих событий один из сподвижников Хузаймы — Мухаммад ибн Васм установил у железных ворот, на месте почитаемого согдийцами языческого Канца, первую мусульманскую мечеть Хазрати-Хизр. Культ странника Хизра уходит в домусульманские времена, но ислам включил его в число своих Хазратов (святых), как покровителя вод и лугов.

Неоднократно перестраивавшаяся мечеть стоит на фундаменте самой первой мусульманской мечети, воздвигнутой арабами. По бытующей среди населения легенде, построить на этом месте мечеть Кутайбу наказал святой Хизр. По другой легенде, первый кирпич заложил святой Хизр, а сторону киблы (ориентация на священную Каабу в Мекке) достроили сахобы. Третья легенда гласит, что мехроб (ниша в стене, часто украшенная двумя колоннами и аркой) этой мечети установил Хазрат-Хизр.

Здание мечети Хазрати-Хизр неоднократно перестраивалось. В.Л.Вяткин в изложении «Самарии» отмечает, что в правление эмира Музаффара (1860-1865 гг.) мечеть была заново отстроена. Судя по фотографии из альбома Панкратьева (1895 г.), у мечети Хазрати-Хизр в это время не было портика со световым фонарем. Начиная с середины XIX века, здание обновлялось и ремонтировалось несколько раз (в 1854, 1884, 1899, 1919 гг.)

Археологические изыскания у мечети Хазрати-Хизр, выполненные в 1961 году археологом Н.Б.Немцовой, вскрыли кирпичи караханидского типа, включенные в кладку мечети и во фрагменты резной неполивной терракоты. Ею же найдена аналогичная резная неполивная терракота при раскопках медресе Томгач Богра хана, расположенного рядом с мавзолеем Кусама ибн аббаса на территории некрополя Шахи-Зинда. А так как медресе Томгач Богра хана датирована XI веокм, то и нынешняя мечеть Хазрати-Хизр стоит на фундаменте мечети XI века, которая была украшена резной неполивной терракотой.

Был ли подземный ход, упомянутый в легенде о «Живом царе», между мавзолеем Кусама ибн Аббаса и мечетью Хазрати-Хизр, трудно сказать. Но дорога, связывающая непосредственно мавзолей и мечеть в XI веке, существовала.

В XIV веке мечеть Хазрати-Хизр также остается как бы привязанной к мавзолею Кусама ибн Аббаса, но уже другой дорогой через верхнюю группу мавзолеев XIV века, которая развивалась на запад в сторону мечети Хазрати-Хизр. В связи с этим в качестве гипотезы можно предположить, что в XIV веке мечеть была богато декорирована под стать мавзолеям ансамбля Шахи-Зинда. И также блистала великолепными изразцами.

Прочная связь культа Хазрати-Хизра с исламом и композиционная взаимосвязанность комплекса Шахи-Зинда с мечетью, находящихся в непосредственной близости и задействованных в одних ритуалах-шествиях, прослеживается и в XIX веке. Здесь проводились ритуальные обряды, связанные с умилостивлением Аллаха во время продолжительных засух. В мечетях Хазрати-Хизр и Шахи-Зинда устраивались моления.Существует документ — грамота, в которой сказано о принадлежности одному вакфу мазара Кусама и мечети Хазрати-Хизр, а на печати стоит 1239 год хиджры или 1823(4) год. На основании этого документа можно утверждать с полной уверенностью о существовании этого здания до 1823 года.

Сопоставляя собранные сведения, можно предположить, что в 1823 г. мечеть состояла из зимней части (хонако) с небольшим северным айваном. В 1854 г. к ней были пристроены худжры и восточный минарет. В 1899 году мечеть опять реконструируется: добавляются служебные помещения с восточной стороны. В 1910 году декорируются стены полихромной резьбой по ганчу, а также расписывается плафон.

Первый вариант дарвоза-хоны с айванчиком и входом с восточной стороны был с самого начала задуман как временный. Интересно, что при таком тщательном оформлении айвана остается нерешенной восточная пристроенная часть мечети. Объем с айванчиком и гульдастов не масштабен и композиционно не увязан, что подчеркивает его временность. К 1919 году дарваза перестраивается более капитально и вместе с новым восточным минаретом придает мечети своеобразный не симметричный, но композиционно завершенный вид.

Декор в технике мозаичной штукатурки (кырма), примененной в оформлении экстерьера дарвоза-хоны и минарета, гармонично связался с резьбой по ганчу на стенах айвана и с росписью плафона. В интерьере ажурная резьба по ганчу, в технике «часпак», украсила купол и придала ему кружевную легкость.

Мастера, участвовавшие в декорировании здания, усто Махмуд-наккош — художник по росписям, усто Фатхулла-чубкор — мастер по дереву и мастер Ибн Мурзафил (вероятно штукатурщик) применили все свое мастерство, опыт и знания в воссоздании мечети. Следует отметить работу народного мастера зодчего XIX в. — усто Баки Самарканди, который принимал участие в реконструкции мечети в 1854, 1884 годах. А в 1899 и 1919 строительство осуществлялось под руководством его сына — известного народного зодчего XIX века Абдулкадыра Бакиева.

Большому мастеру усто Абдулкадыру, при обдуманном решении входной группы, ее тщательном цветовом оформлении, удалось подчеркнуть памятника и его значение для жителей Самарканда.

С 1967 по 1972 гг. на памятнике проводились ремонтные и реставрационные работы, в процессе которых были восстановлены утраченные участки художественного декора в технике «кырма» на своде дарваза-хоны и на минарете, а также были уреплены и реставрированы росписи потолка в айване. Мечеть является прекрасным образцом народной архитектуры Самаркандской школы.

Некрополь Шахи Зинда

 

 

 

 

 

Ожерельем шедевров с полным правом может быть назван удивительно живописный мемориальный комплекс Шахи Зинда, среди ранних памятников которого, взбегающих на крепостную стену Афрасиаба, есть связанные с историей до монгольского Самарканда. Но основное яркое соцветье, полное света и гармонии — «плоды зодчих» эпохи Амира Темура и его внука Улугбека. Свое название «Шахи-Зинда»- «Живой Царь» — ансамбль получил от погребального комплекса, в котором был захоронен двоюродный брат Пророка Кусам ибн Аббаса, погибший в сражениях с неверными.

Это самый старый архитектурный памятник Самарканда, возникновение его относится к середине XI века, над могилой двоюродного брата пророка Мухаммеда, Кусам ибн Аббаса мавзолей, послужил ядром ансамбля — некрополя Шахи-Зинда. Это был крупный городской не только для средневекового Самарканда, но и для всей Средней Азии религиозно-культовый центр, паломничества к которому в свое время заменяло хадж в Мекку. Площадь ансамбля 200х40м. Как показали раскопки в IX-X вв. эта южная часть территории Афрасиаба была заселена и застроена жилыми сырцовыми домами. От располагавшейся среди них мечети сохранился фрагмент уникального резного деревянного фриза (расположен на территории современного комплекса Кусам ибн Аббаса).

В XIV — XV вв. популярная в народе «святыня» была превращена в загородный фамильный некрополь Тимуридов.

В XVI — XIX вв., со сменой правящей династии и перенесением столицы в г. Бухару, в ансамбле не строят больше парадных гробниц. Появившиеся в эти столетия здания не внесли существенных изменений в его художественный облик.

Шахи Зинда Блестящая страница в истории архитектуры Самарканда и Шахи-Зинды — это мавзолеи, построенные во времена правления Амира Темура, Мирзо Улугбека и других Темуридов. Шахи-Зинда сегодня — один из лучших архитектурных ансамблей Средней Азии, памятник большой исторической, культурной и художественной ценности. Этот мемориальный комплекс, некрополь искусствоведы называют «живописным», «застывшей музыкой», «полной гармонии и света», подлинным гимном человеческому труду.

Изучением ансамбля занимались известные ученые — В.В. Бартольд, В.Л. Вяткин, М.Е. Массон, В.А. Шишкин, каллиграф Абу Саид Махзум, художник Г.Н. Никитин, искусствовед И.Ф. Бородина и многие другие.

Благороден вклад народных мастеров-реставраторов Акрама Умарова, Мирхамида Юнусова, Шафи Исхакова, Анвара Кулиева и других, возрождавших к жизни творение зодчих древних эпох.

Древнейшее ядро ансамбля — Комплекс Кусама Ибн Аббаса, который многократно перестраивался, был заново воссоздан при Амире Темуре и дополнялся новыми элементами, вплоть до XIX столетия. Дверь, ведущая в комплекс, выполнена мастером Юсуфом Ширази в 1404-1405 годах. Это прекрасное произведение искусства резьбы по карагачу с несохранившейся инкрустацией слоновой костью. Над входом большое мозаичное четырехугольное панно с надписью: «Сказал пророк… «Ал-Кусам-ибн-ал-Аббас больше всех людей похож на меня внешностью и характером». За дверью находится минарет XI века. Облицовка основания минарета выполнена набором из фигурных шлифованных кирпичей, характерных для того периода.

Комплекс состоит из нескольких помещений: зиаратхона (предназначенная для свершения зиарата — обряда поклонения), гурхона (усыпальница), чилляхона (для проведения 40 дневного поста), тугхона (для хранения культового инвентаря). За деревянной решеткой в гурхоне располагается надгробие — свидетельство высокого искусства среднеазиатских керамистов. Надписи на надгробии следующего содержания: «И никак не считай мертвыми тех, которые убиты на пути к аллаху. Нет, они живы!» и дата смерти «57 год хиджры — 676-677 гг.» Купол зиаратхоны был заново возведен в 1334-1335 гг. В этом же столетии расписаны стены, нижняя часть которых была облицована шестигранными керамическими плитками. Рядом с комплексом Кусама ибн Аббаса, пройдя через верхний чартак, располагается «Северный» Дворик. В первой половине XIV века, когда ансамбль составляли главным образом уцелевшие постройки XI-XII вв., были построены чартак и два мавзолея, которые во много определили дальнейший путь развития композиции ансамбля; Мавзолей Ходжа Ахмад, построенный в 40-е годы XIV века, который ограничил некрополь с севера; Неизвестный Мавзолей 1361 года (с востока).

Шахи Зинда Больше шести лет столетий отделяет эти сооружения от нашего времени. Каждый из них дает представление об искусстве мастеров середины XIV века. Оба мавзолея — портально-купольные здания. Порталы украшены сплошным покровом изразцов. Многие детали отличает виртуозное исполнение (восьмиконечные розетки на портале мавзолея 1361 года или геометрический орнамент из семи — и восьмигранников на портале мавзолея Ходжа Ахмада).

Облицовка мавзолеев выполнена по резной поливной терракоте. Наряду с этим в украшении фасада мавзолея Ходжа Ахмада использована и расписная майолика. На входном портале сохранилось имя мастера — самаркандца Фахри Али. В результате реставрационных работ 1962 года под руководством прославленного мастера-реставратора Мирхамида Юнусова портал был заново переложен с укреплением сохранившейся облицовки.

С западной стороны «северный дворик» замыкает построенный в конце XIV — начале XV веков (завершен в 1405 году) Комплекс Туман-Ака — жены Темура, архитектура и декор которого существенно отличался от предыдущих мавзолеев. В облицовке портала господствует резная наборная мозаика. На портале сохранилось имя мастера — каллиграфа из Тебриза — шейх Мухаммед ибн Ходжи Бандгира ат-Тугри Табризи. В отличие от мавзолеев голубого стиля (1361г. и Ходжа Ахмада) в мавзолее Туман-ака палитра цвета значительно шире: синий, голубой, черный, желтый, белый, фиолетовый. Многоцветный фасад противопоставлен оформлению мавзолея внутри. Замечателен художественный замысел, основанный на контрасте яркой мозаичной панели и росписей стен в интерьере мавзолея. В некоторых панно были введены небольшие пейзажи — деревья, кустарники, цветы с журчащими ручейками, одним словом, нетронутая тишина рая. А чаша купола напоминает небосвод в виде золотых звезд, разбросанных по синему фону. Мавзолей туман-ака отличается необычайной стройностью. Помещение его почти в два раза меньше, чем во всех предшествующих мавзолеях, а высота в полтора раза больше.

Если посмотреть на южную дорожку ансамбля, то на память приходит узкая улица средневекового города. Это впечатление не случайно, так как ансамбль возник в черте жилого, плотно застроенного городского квартала. Поэтому налицо отражение исторически сложившейся топографии местности. Композиция ансамбля рассчитана на то, чтобы по мере движения от входного портала к комплексу Кусама ибн Аббаса и обратно непрерывно менялись впечатления. Сначала открывается широкая панорама входной группы, затем глубинная перспектива дороги в средней части и, наконец, изолированное пространство внутреннего дворика.

Шахи Зинда В Средней Группе мавзолеев внимание привлекает крупное недостроенное здание (не облицован граненый барабан, не возведен наружный купол). По преданиям это сооружение было построено для одного из сподвижников Амира Темура и ныне носит название мавзолей Эмира Бурундука (XIV в.) Интерьер мавзолея очень прост по оформлению: стены с гладкой белой штукатуркой, панель из крупных майоликовых плит, с северной стороны остатки декора из резной поливной терракоты.

Рядом остатки портала мавзолея «Неизвестный». Время не пощадило один из красивейших памятников зодчества с необычайной глубиной синих и голубых тонов. Особенно хороши панно на боковых нишах со звездчатыми рисунками, сохранившими следы былой позолоты. Часть сталактитового фриза и керамические решетки с фигурными вставками изумительной по мастерству надглазурной росписи будоражат воображение и позволяют представить, прекрасное сооружение. Следующая в средней группе усыпальница — Мавзолей Усто Али Несефи (усто — мастер, Несеф — город в южном Согде (близ современного г.Карши). Имя мастера вплетено в орнамент правой колонки портала. Предполагают, что на левой колонке портала запечатлено имя другого мастера, которого также звали Али.

Портал мавзолея облицован разнообразной майоликой и это не случайно, т.к. исторический путь резной орнаментальной терракоты, начавшейся в XII веке закончился в конце XIV века. Поэтому созданный в 80 — 90 годы XIV века мавзолей усто Али Несефинередко называют майоликовым. В облицовке, красный, зеленый, белый тона. Мавзолей был перекрыт двойным куполом (наружный не сохранился) на шестигранном барабане.

Представление о мавзолеях XIV века дополняют остатки сооружений, расположенных рядом. На территории ансамбля археологически выявлены сохранившиеся фрагменты еще 12 мавзолеев того времени. В одном из них обнаружено надгробие, аналогичное по форме намогильнику Кусам ибн Аббаса. Площадь южнее комплекса Кусама ибн Аббаса на всех этапах формирования ансамбля оставалась неприкосновенной и носила название площади Хатун-Малики. К сожалению до наших дней она не сохранилась. Некоторые исследователи считают, что здесь располагалось Медресе Тамгач Богра-Хана — второе и самое крупное сооружение ансамбля Шахи-Зинда, отстроенное от имени первого караханидского правителя Самарканда Тамгач Богра-хана на юге города к 1066 году. Письменные известия, в частности вакуфные акты содержат самую разнообразную информацию о материальной и духовной культуре средневековья. В одном из них сообщается, что медресе Тамгач Богра-хана находилось возле мавзолея (буквально у места мученичества) Кусама, в медине Самарканда (Афрасиаб), в месте известном под названием «железные ворота» (южные, Кешские). Это был одновременно и своего рода общественно-просветительский центр. Археологические данные выявили двор, худжры, мечеть, дарсхону и ряд других помещений. О назначении этого комплекса идут дискуссии, исследования продолжаются. К XIV веку западная часть здания была в руинах. Окончательно сооружение было разобрано в конце XIV века, когда здесь возводилась усыпальница Эмира Бурундука и мавзолей «Неизвестный — №2» (90-е годы XIV века).

В средней группе мавзолеев располагается небольшой по размерам и скромный по оформлению павильон, называемый по композиционному оформлению «Восьмигранник» (XV век). Форма его необычна для погребальных сооружений, однако — это тоже мавзолей. Все фасады здания оформлены кирпичной мозаикой незатейливого рисунка. Интерьер мавзолея расписан синими и красными красками. Не сохранился цилиндрический барабан, увенчанный голубым куполом. В «Восьмиграннике» отражаются характерные черты архитектуры времени правления

Улугбека. Это и сочетание глади стен, облицованных кирпичной мозаикой, и яркие полихромные вставки, и росписи по ганчевым штукатуркам.

Мавзолей Шади-Мульк-Ака Свидетельством непрестанных творческих поисков местных зодчих является «Жемчужина Шахи-Зинды», — так называют        Мавзолей Шади-Мульк-Ака, построенный в 1372 году для племянницы Амира Темура под руководством ее матери Туркан-ага. Это первая постройка времени правления Темура, не только в Шахи-Зинде, но и в Самарканде. Надпись, обрамляющая вход в мавзолей должна была выразить скорбь по рано умершей дочери: «то сад, в котором погребено сокровище счастья; эта гробница, в которой затерялась драгоценная жемчужина, в которой … нашла прибежище (обладающая) станом кипариса». Архитектура и декор сближают его с мавзолеем Ходжи Ахмада и 1361 года.

Однако творческие искания приводили к новым интересным открытиям. Неистощима фантазия керамистов, украшавших мавзолей. Резная поливная терракота, майолика, тщательно разработанный орнамент, тимпан над аркой, изображающий виноградную лозу. В отличие от зиаратхоны Кусама ибн Аббаса, в этом мавзолее иной композиционный принцип решения интерьера — сплошной керамический убор стен подкупольной части купола. Мавзолей построен мастерами из Самарканда Шамс-ад-дином и Бареддином (надпись в верхней части портала в 2-х ячейках сталактитов) и бухарцем Зайнаддином ибн Шамс-ад-дином. В этом мавзолее нашли яркое выражение достижения местных мастеров.

Поиски конструктивных решений привели к созданию просторного, наполненного светом интерьера Мавзолея Шириг-Бека-Ака.

Это новый период в архитектуре Средней Азии конца XIV — начала XV веков. Мавзолей построен для сестры Темура Ширин-Бека-Ака в 1385-1386 годах. Это наиболее ранний из сохранившихся в ансамбле, памятник архитектуры, где использована резная наборная мозаика. Здесь хорошо видно, как умело мастера подбирают цвета, создавая глубину рисунка. Темно-синие и голубые тона создают наиболее углубленный фон. Красный, желтый, оранжевый и белый цвета — первый план. Красоту орнаментов дополняют надписи, приписываемые Сократу: «Поистине люди мира этого подобны птицам радующимся…». Удивителен интерьер. Отношение к цвету и чувство гармонии, оригинальность идеи и композиционное решение достойны восхищения. Свет проникал в мавзолей сквозь цветные стекла, вставленные в изящные резные решетки — панжара. Они отреставрированы на основании найденных фрагментов. Плитки панели были расписаны тончайшим золотым узором, стены помещения покрытые ганчевой штукатуркой, сохранили следы росписи с изображением деревьев, растений птиц. Мавзолеи Ширин-Бека-Ака и Туман-Ака, как считают многие исследователи, являются венцом художественных достижений зодчих конца XIV века, когда, по словам последнего Темурида Захириддина Бобура, «целью и стремлением каждого было довести дело до совершенства».

Стремление к монументальности, стройности пропорций прослеживается и в сооружении, расположенном внизу ансамбля, рядом с лестницей, который в литературе принято называть Двухкупольный Мавзолей Нижней Группы.

Народная молва связывает этот памятник то с усыпальницей кормилицы Темура Ульджа-Инага и ее дочери Биби-Синеб, что зафиксировано во многих источниках XIX века, то с мавзолеем ученого астронома Казы-заде Руми. Мавзолей детально исследован в 40-х — начале 50-х годов комплексной группой специалистов. В 1977 году был изучен склеп гурханы, вскрытие которого показало, что погребение женское и могло быть совершено не ранее начала XV века. Таким образом, исключается возможность принадлежности мавзолея Казы-заде-Руми. Исследования и реставрационные работы продолжатся. Ведь каждый мавзолей в ансамбле Шахи-Зинда своеобразен, ни один не повторяет другой. Это достигается неисчерпаемым богатством архитектурного декора и вариациями общей архитектурной системы. Мавзолеи следуют единой портально-купольной композиции. Индивидуальные по декоративному оформлению они связаны с общей системой декора и близкой цветовой гаммой. Поэтому Шахи-Зинда воспринимается как целостный архитектурный организм.

Историческая, культурная и художественная ценность ансамбля заключается в то, что Шахи-Зинда дает представление о развитии архитектуры и монументальных сооружений, монументально-декоративного искусства на протяжении нескольких веков. Ансамбль явился творческой лабораторией по поиску новых конструкций архитектурной композиции, декора. В ней запечатлены стилистический особенности местных архитектурных школ дотемуровской поры и той школы, которая сложилась при Темуре, на основе творческих приемов местных и иноземных мастеров. Созданные в далеком прошлом, эти архитектурные сооружения и поныне славят подлинных творцов — тысячи безызвестных мастеров.

«И тайну вечности скрывая, как в небе дальняя звезда,

Стоит, загадочно мерцая голубизной, Шахи-Зинда»

 

Обсерватория и мемориальный музей Улугбека

«У подошвы Кухака Мирза Улугбек воздвиг огромной высоты здание обсерватории для составления астрономический таблиц», — писал Захириддин Бабур.

На холме Кухак, по велению Улугбека в 1428-1429 гг. было возведено величественное здание обсерватории, равной которой в то время не было в мире.

К постройке этого великолепного сооружения Улугбек привлек виднейших ученых, в том числе «Птолемея своей эпохи» Алауддина Али ибн-Мухаммеда, прозванного Али Кушчи, «Платона своей эпохи» Салахуддина Муса ибн-Мухаммед Казы-Заде-Руми, «величайшего знатока» Гиясуддина ал-Каши и других, которые разработали проект, а также усовершенствовали необходимые астрономические инструменты. По некоторым сведениям, преподавал в этом медресе Улугбек.

Выдающимся достижением самаркандских астрономов был составленный ими каталог звезд, снабженный предисловиями, так называемый «Зидж Улугбека» или «Зидж Гургони». Ценность этого каталога, прежде всего, в том, что в каталоге определены координаты 1018 звезд. Над этими таблицами самаркандские астрономы работали долго и закончили их к 1437 году, но изменения и добавления Улугбек вносил в них до самой своей смерти.

После смерти Улугбека обсерватория еще продолжала работать 20 лет. Только в 1469 году, после убийства правителя Самарканда Абу Сайда его сыном Мирзой Султаном Ахмадом, положение ученых настолько ухудшилось, что Али Кушчи с учениками вынужден был покинуть обсерваторию и переехать в Герат, где первым министром государства был великий узбекский поэт Алишер Навои. Вскоре самаркандского астронома пригласили в Стамбул. Там он закончил и издал труды обсерватории. Астрономические таблицы, составленные в обсерватории Улугбека, пользовались заслуженной славой на Востоке и очень долго оставались непревзойденными по точности. В Европе они были впервые изданы в 1650 году.

Опустевшее здание обсерватории стояло еще много лет, и лишь в начале XVI века было разобрано на кирпичи.

В начале XX в. месторасположение обсерватории Улугбека было найдено самаркандским археологом В.Л. Вяткиным. Согласно сделанной реконструкции, круглое здание обсерватории имело в диаметре 46.40 м, и высоту 30 м.

Главным в обсерватории является гигантский угломерный инструмент — секстант или квадрант — вертикальный круг, радиус окружности которого равнялся 40.212 м, а длина самой дуги составляла 63 м. Он был точно ориентирован по меридиану с юга на север и был предназначен для наблюдений за Солнцем, Луной и другими планетами небесного свода.

Сохранившаяся до нашего времени часть этого инструмента была опущена в глубокую узкую траншею, выбитую в скальном основании холма, по которой уложены две параллельные дуги из жженого кирпича, скрепленного раствором алебастра. Сверху дуги облицованы плитами из мрамора толщиной 10-12 см. На западной дуге неглубоким рельефом нанесены арабской буквенной нумерацией соответствующие обозначения. В мраморные дуги были вделаны полосы с минутными и секундными делениями, которые служили для точных измерений положения светила в момент прохождения его через меридиан.

Обсерваторию Улугбека украшает прекрасная гравюра голландского художника XVII века с надписью над изображением Улугбека «Преемник, серьёзное дело вручаю!» — где Улугбек по правую руку от богини астрономии Урании.

В 1964 году рядом с местом, где находилась обсерватория, был открыт мемориальный музей Улугбека. Здесь выставлены отрывки из знаменитых таблиц со сведениями о звёздах, вычисленных Улугбеком и его соратниками, фотографии раскопок, коллекция древних астрономических инструментов, фрески, изображающие эпизоды жизни астронома

В 2010 году возле музея был открыт памятник Улугбеку на фоне панно, изображающего звездное небо.

Площадь Регистан

Площадь Регистан, в переводе означает «Песчаное место». Регистан — административный и торгово-ремесленный центр восточного города. Регистан в Самарканде — один из выдающихся образцов градостроительного искусства Средней Азии, сложившийся в XVII веке и состоящий из трех медресе — Улугбека (1417-1420 гг.), Шер-Дор (1619-1636 гг.) и Тилля-Кари (1647-1660 гг.). На нем можно «перелистать страницы» многотысячной истории Самарканда. Здесь отразилась и вся история средневекового города. С северо-восточной стороны расположено торговое сооружение Чорсу, построенное в XVIII веке. Говорят, что все дороги ведут в Рим. Бесспорно, все дороги Самарканда ведут к Регистану. К площади сходились шесть радиальных улиц, на пересечении которых в начале XV века был построен тим «Тильпак-Фурушан». С северной стороны площади Улугбеком возводится караван-сарай, названный Мирзои. Все прилегающие к нему улочки были забиты мелкими мастерскими и лавочками.

Спустя четыре года после строительства караван-сарая на месте, где сейчас стоит Шер-Дор, Улугбек строит ханаку. В связи с этим пришлось разобрать торговый пассаж. Каждого, кто вступает на эту площадь, охватывает особое настроение: кажется, через столетия долетают сюда зазывные крики ремесленников, гул восточного базара, голоса глашатаев, зачитывающих указы правителей…

Во времена Амира Тимура Регистан — главная торговая площадь города. Во времена правления Мирзо Улугбека она приобретает парадно-официальный характер. Однако значение центра общественной жизни, торговли и ремесленной деятельности города Регистан сохраняет и по сей день.

Выдающимся достижением творческой мысли XV века являются архитектурные ансамбли. В это время важнейшая градостроительная задача — архитектурное оформление площади Регистан.

«О, чудо! Громада его, подобная горе, твердо стоит, поддерживая небо. Величественный фасад по высоте — двойник небес, от тяжести хребет земли приходит в содроганье», — слова из старинного таджикского стиха, которые подчеркивают масштабность медресе.

Медресе Улугбека

Медресе Улугбека Построенное в 1417-1420 гг. медресе Улугбека (медресе — духовное заведение мусульман от арабского «мадраса» — место преподавания) при жизни выдающегося ученого было крупнейшим научным учебным заведением Средней Азии XV века. Здесь изучались, помимо богословия, математика, астрономия, философия. Лекции читали виднейшие ученые того времени. Так, например, курс астрономии читал «Платон своей эпохи» Салахуддин Муса ибн-Мухаммед Казы-Заде-Руми. Есть сведения, что и сам Мирзо Улугбек преподавал в этом училище, где неоднократно проводил диспуты со студентами и учеными. Здесь слушал лекции Алишер Навои, учился Абдурахман Джами. Таким образом, медресе стало центром среднеазиатского просвещения.

К XV в. были разработаны основные планировочные приемы медресы. И свое наиболее блестящее, подлинно классическое решение тип среднеазиатского медресе получает в медресе Улугбека. Архитектура сооружения позволяет судить о большом мастерстве. Автором проекта считается придворный зодчий Шахруха, отца Улугбека, Кавамаддин Шерази, автор знаменитых ансамблей в Герате и медресе в Харгирде. Размеры медресе (81х51 м, двор 30х30 м) создавали образ самоутверждающего величия, не уступавший постройкам эпохи Тимура. Медресе имеет прямоугольный план. В сторону площади обращен главный фасад медресе, композицию которого определяет портал, два минарета и отрезки соединяющих их стен, над которыми вздымались купола двух помещений для занятий. Спиралевидный, сокращающийся вверх орнамент подчеркивает стройность минаретов, соразмерность их, усиливает ощущение устремленности ввысь. Северо-восточный минарет был выпрямлен в 1932 году по схеме академика В.Г. Шухова, по проекту и под руководством Михаила Федоровича Мауэра. М.Ф.Мауэр разработал уникальную систему поворотного круга и с его помощью выпрямил не только наклоняющийся, но и разворачивающийся при наклоне вокруг своей оси минарет. Это был беспрецедентный случай в инженерной практике.

Исключительно богат, разнообразен архитектурный декор медресе. На фоне желтоватой клади стен разнообразные геометрические штрихи, выложенные глазурованными кирпичами, эффектны мозаичное панно на щеках и щипце портала и майоликовый жгут, обрамляющий арку. Тимпан портала украшен орнаментом из пятиконечных и десятиконечных звезд, изображающих стилизованное звездное небо.

Сочетание смелости, простоты идеи, несложности технической арматуры и точности расчета делают честь достижениям мастеров того времени.

Реставраторы переложили тимпан портала, восстановили орнамент, расчистили и облицевали мрамором основания стен, восстановлена облицовка портала, ведется реставрация дворика медресе, а выпрямление юго-восточного минарета было проведено в 1965 г. по проекту инженера Э.М. Генделя.

Медресе Шер-Дор

Медресе Шер-Дор На месте обветшалой и разрушенной ханаки Мирзо Улугбека с восточной стороны площади, Ялангтуш-Бахадур (Жалантос-батыр) — (военачальник, ловкий политик, правитель крупного феодального удела, энергичный наместник бухарских ханов в Самарканде) строит медресе, почти зеркально отражающее фасад противоположного медресе Улугбека. Самаркандский хаким старался ни в чем не уступить великим предкам — ни в пышности, ни в масштабах сооружения. Основание Шер-Дора на 1,5 м выше площади времени Улугбека. Планировка медре составляет 70х56 м, двор 30х38 м. Композиция двора традиционна: обведен двумя этажами худжр (помещений, где жили обучавшиеся в медресе), четыре айвана, по главному фасаду — две дарсхоны (учебные помещения).

Мозаичная часть на портале медресе гласит:

«Военачальник, полководец, справедливый Ялангтуш! Если прилетела стрела, восхваляющая его совершенство, — это изящный язык, полный жемчуга. Он соорудил такую мадрасу, что земля доведена им до зенита неба, — это знамя взаимного их украшения. Годами не достигнет высокой вершины его портала мощью и усердием искусных крыльев орел ума. Веками не достигает верха запретных его минаретов искусный акробат мысли по канату фантазии. Когда архитектор точной правильности воздвиг изгиб арки портала, небеса, приняв за новую луну, прикусили палец от удивления».

Наряду с этой надписью в более скромном месте белыми буквами на черном фоне начертано: «Абдул Джаббар, зодчий», фантазией которого и трудом народных мастеров воплощены в камне и цвете честолюбивые замыслы Ялангтуша. Медресе Шер-Дор задумано архитектором в стиле «кош» (композиция из двух противостоящих зданий).           

Медресе Шер-Дор строилось на двести лет позже своего оригинала. И несмотря, казалось бы, на однотипный фасад, в нем имеется много нового, характерного для строительства техники XVII века, несшей в себе наряду с прогрессивными приемами, ускоряющими и удешевляющими процесс строительства, некоторое снижение качества художественной выразительности. Однако цветовое решение и исполнение отдельных панно говорят нам о высоком мастерстве строителей, воздвигших это великолепное здание.

Планировка его повторяет общую композицию медресе Улугбека, однако в деталях есть отличие. Особый интерес представляет тимпан над большой портальной аркой. Тигр золотисто-охристого цвета устремляется за белой ланью. Солнце изображено в форме белого диска, с раскосыми миндалевидными глазами. Лик его окаймлен золотистым сиянием. Вся композиция расположена на синем фоне со спиралеобразными побегами бирюзовых и золотистых тонов с разбросанными по полю белыми цветами. Запоминающийся рисунок тимпана и определил название медресе Шер-Дор, что означает «Украшенное тиграми».

От полного разрушения тимпан был спасен реставраторами, закончившими работу в 1962 году. Исследователи собирали декор по мельчайшим фрагментам. Там, где не сохранилась мозаика, фиксировались гнезда от выпавших кусочков, оставшиеся части с одной половины тимпана накладывались на другую так, чтобы рисунок был симметричным.

Медресе Тилля Кари

Медресе Тилля Кари Закончив строительство медресе Шер-Дор, Ялангтуш-Бахадур десятью годами позже начал сооружение медресе-мечети, которое в дальнейшем получило название Тилля-Кари. Оно строилось не менее 14-15 лет.

Сооружением Тилля-Кари окончательно сформировался замечательный ансамбль Регистана. Чтобы достигнуть единства и цельности всех сооружений площади, зодчий подчинил архитектуру медресе Тилля-Кари уже существующим постройкам и растянул фасад таким образом, чтобы получилось зрительно замкнутое пространство. Такое решение мог предложить архитектор, обладающий большим мастерством.

Казалось, что мечеть должна была бы занять центральное место в общей композиции медресе-мечети, но зодчий не пошел на создание еще одного центра на симметричной площади. Архитектура фасадной части Тилля-Кари воспринимается как достойный фон двум расположенным друг против друга медресе. Мечеть композиционно сбита с главной оси и расположена с западной стороны замкнутого двора с худжрами в один этаж. Главный фасад решен в два этажа, что помогает уравновесить большие по объему здания медресе Улугбека и Шер-Дор.

Главный входной портал, обращенный к площади, прорезан глубокой пятигранной нишей с двумя входами, ведущими в большой замкнутый двор. Симметрия композиции во дворе подчеркнута небольшими порталами по центрам дворовых фасадов. Слева от входа по западному фасаду  расположена большая мечеть. Через главный вход в портальной нише можно попасть в центральный зал мечети, площадь которого увеличивается за счет открытия боковых стенок арочно-купольной галереи, примыкающей к мечети с двух сторон. Напротив входа расположен михраб, облицованный мрамором, рядом с михрабом ниша, указывающая на Мекку, а справа от него — своеобразная кафедра (минбар — место для проповедника) с высокими мраморными ступенями. Двор мечети также служит для проведения пятничных молений.

В интерьере мечети использована живопись кундаль (техника многокрасочной, с позолотой росписи на рельефном орнаменте). Чрезмерная насыщенность центрального зала мечети рельефной росписью и позолотой, вплоть до населения ее на мраморные панели, свидетельствует о стремлении поразить роскошью и богатством. Обилие позолоты и определило название медресе — Тилля-Кари, что означает «Покрытое золотом».

Облицовка медресе была в большей части утрачена. Реставраторам пришлось много потрудиться, чтобы спасти уцелевшие фрагменты и по ним восстановить разрушенные части. В 1979 году была завершена работа по восстановлению золочения росписи в интерьере мечети. Между медресе Шер-Дор и Тилля-Кори распологается монументальное мраморное надгробие — Дахма Шейбанидов, свое время установленная над семейной усыпальницей первой узбекской династии XVI столетия

 

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*